Музею циркового искусства - 87 лет. |

Моя мечта, чтобы Музей Цирка был не складом, не кладбищем, а живым источником творчества деятелей цирка, чтобы на собраниях музея артисты вдохновлялись, учились и обогащали свой репертуар.
                                    В.Я.Андреев, 1928 год

 Музею циркового искусства - 87 лет.
«Небольшого роста, стройный, мускулистый. От острого взгляда его темных глаз под чуть вьющимися волосами цвета соли с перцем не ускользал ни один неправильный выпад, ни малейшая неверность позы. Подойдет, поправит, заставит повторять, пока не добьется нужного результата» – вспоминала его ученица актриса Елена Юнгер (1). Кем был этот талантливый преподаватель, кавалер орденов Святого Станислава 2-й степени и Святой Анны 2-й степени, энтузиаст своего дела, человек ранее никак не связанный с цирковым искусством, но сделавший для него так много? Многим ли сейчас известно имя Василия Яковлевича Андреева, основателя первого в мире Музея циркового искусства?

К.Хадсон (английский музеевед ХХ века) писал, что «есть три вещи, необходимые для возникновения нововведений. Это, во-первых, люди, обладающие оригинальным мышлением, способные генерировать новые идеи. Во-вторых, это социальный климат, благоприятный реализации таких идей. Наконец, в-третьих, это средства распространения нового мышления» (2). Именно такие условия возникли в начале ХХ века в России. В атмосфере нового социального климата цирк, как искусство наиболее понятное широким массам, привлекал внимание как творческой интеллигенции, ищущей в нем новые средства выразительности, так и идеологов советской власти, рассматривающих цирк как средство пропаганды. Происходили изменения и в области музейного дела, когда на первый план выдвигалось просветительское понимание предназначения музея, его роль как профессионально-производственного учреждения. Таким образом, появились благоприятные условия для возникновения нововведений. Человеком же, «обладающим оригинальным мышлением», способным создать нечто ранее не существовавшее стал Василий Яковлевич Андреев (1874-1942) – офицер и личный дворянин.
К созданию музея циркового искусства В.Я. Андреев пришел не сразу. Интерес к оружию, переросший в интерес к сценическому движению привел его сначала в театр, а затем и в цирк. Если открыть его рабочую тетрадь с зарисовками воинов, хранящуюся в музее, можно увидеть, как важна была для него динамика. Эти зарисовки он сделал, учась в Археологическом институте, а затем бесплатно работая в Средневековом отделе Эрмитажа, изучая материалы по истории оружия по его подлинникам. Все свои изыскания В.Я. Андреев применял для фехтмейстерского дела в театре, а 1899 году был приглашен в качестве преподавателя фехтования на Драматические курсы при Императорском Санкт-Петербургском Театральном Училище. Таким образом, в этот переломный для себя момент, он навсегда связал свою жизнь с театральным миром – в частности с Н.С. Васильевой (первый директор Музея Государственных Академических театров в Петербурге), Ю.М. Юрьевым, Ю.Э. Озаровским – людьми, тесно связанными не только с театром, но и чувствующими необходимость и ценность специализированных музеев. Понимал их ценность и В.Я. Андреев.

В 1918 году Исторической секцией Театрального Отдела Народного Комиссариата Просвещения был поднят вопрос об организации Государственного Театрального музея. В.Я. Андреев принимал в его создании активное участие и был назначен старшим ученым хранителем по драме. «Надо думать, что любители и друзья театра, а равно и его историки разделят точку зрения, что частные коллекционеры, хранящие под спудом то, что должно составлять общественное достояние, с полным доверием Государственным Театрам внесут в учреждаемый Музей свои драгоценные лепты», – писал тогда В.Я. Андреев. Его призыв был услышан, и музей начал бурно развиваться.
Возможно, именно участие в организации театрального музея подало В.Я. Андрееву идею создания музея цирка и эстрады, о чем он начинает хлопотать с 1925 года. Весной 1928 года Институт Истории Искусств приглашает его принять участие в выставке «Искусство движения». Здесь В.Я. Андреев впервые публично демонстрирует специально и систематически подобранный материал по цирку и эстраде, современной и старинной. Выставку посещает Е.П. Гершуни – зам.директора Ленинградского цирка по художественной части – и, видя огромный интерес к этим экспонатам, поддерживая стремления В.Я. Андреева, обращается с докладом к заведующему ЦУГЦ А.М. Данкману об основании специального музея. 8 августа 1928 года при Ленинградском цирке состоялось торжественное открытие Музея Цирка и Эстрады. Мечта В.Я. Андреева осуществилась.
Е.М. Кузнецов назвал музей чудесной затеей, которая «привьет понимание, любовь и настоящую оценку циркового искусства и распространит их широко». Материалы музея привлекали (и привлекают) внимание многих деятелей культуры – режиссеров кино, художников, искусствоведов, но в первую очередь они являлись источником для создания исследований по истории и теории циркового искусства. В музее обобщался материал по мировой истории цирка, в нем создавалась база для будущих поколений цирковых артистов. В.Я. Андреев особо выделяет, что «впервые в истории к труду артистов производство подошло не с узко коммерческой стороны, взглянуло на них не как на комедиантов, забавников праздных… а как на серьезных тружеников…». «Все наши, а так же иностранные цирки знают имя В.Я. Андреева и охотно шлют в музей свои экспонаты», – писал режиссер Б.П. Тамарин. В одном из писем, адресованных Музею директором крупнейшего немецкого цирка Гансом Саразани, сказано: «До некоторой степени успокаивает, что есть, по крайней мере, одно место, которое систематически собирает документы, относящиеся к моему предприятию. Материалы, хранящиеся в вашем музее, несомненно, со временем приобретут историческое значение…».
Музей стал колоссальной лабораторией, где в свободное время бывали артисты, интересовались материалами по разным жанрам, пользовались собирающейся библиотекой, обращались к работникам музея за советами, делились с ними воспоминаниями (которые тщательно записывались). Расположение музея в здании цирка дало возможность изучать этот вид искусства в постоянном контакте с ним. «Дайте мне огромное импозантное помещение, но отдельно от цирка, – писал В.Я. Андреев в одном из писем, – и весь мой музей превратится сразу в кладбище». С момента создания музей являлся организующим центром, где артист мог восстановить старый номер или его усовершенствовать, создать новый. М.Н. Румянцев писал: «Артисты, особенно из числа молодых, часами просиживали в музее, любили копаться в его коллекциях. И бесспорно, изучение нашей артистической цирковой молодежью многих материалов музея оказывало неоценимую помощь в творческой работе». Музей нашел активную поддержку в лице самих артистов. Чувствуя музей родным, они охотно приносили и присылали туда материал, касающийся их творчества. До сих пор этот источник поступления считается чрезвычайно ценным, особенно если это архивы династий, дары частных лиц, научно-исследовательские труды.
Уже в первые годы своего существования, музей подготовил несколько выставок (в том числе и выездных), к каждой из которых выпускался подробный каталог, носивший характер вполне законченного самостоятельного труда. В отношении научно-исследовательской работы, музей занялся изучением жанров путем составления монтажных листов по отдельным номерам цирка и эстрады. В.Я. Андреев ставил цель наладить систематическое изучение зрителя (учет реакции зрительного зала, анкетирование), проработать вопрос об упрощении системы каталогизации и хранения музейных материалов. Он лично проводил экскурсии, поддерживал связь со всеми музеями Ленинграда и Москвы. В.Э. Мейерхольд отметил, что он давно знает В.Я. Андреева «…по работам его (весьма полезным) в области музееведения».
Так почему имя человека столько сделавшего для культуры Петербурга внезапно исчезло, словно его и не существовало? Почему сейчас мы так мало знаем о нем? С декабря 1934 года после убийства главы ленинградской парторганизации С.М. Кирова количество репрессий резко увеличилось. В оборот было пущено определение «бывшие люди» – титулованные и нетитулованные дворяне, фабриканты… офицеры армии и флота. С 27.02 по 27.03.1935 года была проведена операция по изъятию из города и пригорода этих граждан с последующей их высылкой в провинциальные города Советского Союза (3). Не избежал этой участи и В.Я.Андреев, сосланный как социально опасный элемент в город Астрахань сроком на 5 лет, а затем вновь арестованный по необоснованному обвинению в проведении контрреволюционной деятельности Тройкой УНКВД Сталинградской области и приговоренный к 8 годам заключения  в Исправительно-трудовых лагерях, где он и умер в 1942 году. Только в 1989 году В.Я. Андреев был реабилитирован.
Его детище, появившееся благодаря внутренней силе и энергии, пережило все невзгоды, Великую Отечественную войну, переезды из одного помещения в другое, но желание В.Я. Андреева видеть музей творческой лабораторией для молодого поколения бережно сохранено. Цирковое искусство по своему существу обращено к эмоциональной сфере сознания человека и ярким, образным, нестандартным формам собственного выражения, и эту особенность удалось отразить в оформлении современного интерьера музея художнику М.Л. Горелику, создавшему атмосферу, помогающую артистам почувствовать себя дома и спокойно погрузиться в работу.
В.Я. Андреев являлся, как и многие другие представители интеллигенции Санкт-Петербурга конца XIX – начала ХХ века, волевой личностью, которой были присущи «неисчерпаемый талант, самобытность, целеустремленность, постоянное кипение, громадная, почти сверхчеловеческая энергия, неутоляемая жажда творения, преимущественно многогранная деятельность: научно-исследовательская и преподавательская, так же и административная…» (4). Василий Яковлевич Андреев сумел создать музей, ставший для многих поколений артистов родным, подарил им уверенность в том, что память о их труде сохранится, сколько бы лет ни прошло.

Шаина Екатерина
Журнал ProЦирк
www.procircus.ru


В статье были использованы материалы Музея циркового искусства (архив В.Я.Андреева), а также:
1. Юнгер Е. Друзей прекрасные черты. – М., 1985. – с.45
2. Хадсон К. Музеи влияния // Советский музей. – 1992. – № 2. – с.16
3. Максименко Л.В. Кадровые чистки в музейных и научных учреждениях Петрограда – Ленинграда. Причины и следствия // Психология Петербурга и петербуржцев за три столетия. Материалы Рос. науч. конф. 25 мая 1999. – СПб., 1999. – с.86
4. Ерзин Э.А. Неоднозначные судьбы представителей интеллигенции Санкт-Петербурга во второй половине XIX – первой трети ХХ века // Психология Петербурга и петербуржцев за три столетия. Материалы Рос. науч. конф. 25 мая 1999. – СПб., 1999. – с.38

Прикрепленные файлы:


Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA