Мединский и Гаглоев. Грани оптимизма |

Министр приложил невероятные усилия, чтобы направить его поближе к теплому течению денежных потоков. Получилось не сразу: не удалось преодолеть конкурс в Москве. Да и Питер как-то дружно восстал против фигуры Гаглоева – он был объявлен непорядочным прокатчиком.

Мединский и Гаглоев. Грани оптимизма
– Стыдно?
– Стыдно! Но очень вкусно!
(из рекламы)

Есть такая технология «Стелс». Попросту самолёт-невидимка. Но даже он может быть обнаружен при определенных условиях. Так и со «Стелсом» Росгосцирка имени Гаглоева. Круг замкнулся. Пазл сложился.Тайное стало явным.
Часто приходится слышать о кадровых ошибках Мединского. Это не ошибки. Это, говоря языком мудрых шахмат, гамбиты.

Впрочем, упорядочим повествование и пойдем от печки.
Людей могут связывать разные интересы – узамбарские фиалки, аквариумистика, ролевые игры. Так уж вышло, что в один прекрасный день господ Мединского и Гаглоева связал общий интерес к дорогой московской и федеральной недвижимости.
Когда Владимир Ростиславович удобно расположился в кресле министра, то Вадима Черменовича радушно усадил подле, дав ему должность советника.
Одна беда – место было не хлебным.

Министр приложил невероятные усилия, чтобы направить его поближе к теплому течению денежных потоков. Получилось не сразу: не удалось преодолеть конкурс в Москве. Да и Питер как-то дружно восстал против фигуры Гаглоева – он был объявлен непорядочным прокатчиком. Все от него отмежевались, даже те, кто, собственно рождал его печально известные спектакли. Клеймо «из вора кроен, из плута шит, мошенником подбит» блестело и переливалось как перо жар-птицы, да так, что светомузыки этой укрыть было нельзя.

Но господин Мединский, не теряя оптимизма, взял в решении этого вопроса тайм-аут, а в кабинет директора Росгосцирка вплыла госпожа Халилова – ей дали немножечко порулить. Но так, чтобы цирковые быстро поняли: от неё один вред и анархия.

Дальше классическая рейдерская комбинация с её отстранением, и вот он – заветный миг – можно взять Гаглоева за руку и просто привести в Росгосцирк. Как в семью: «Дети, у вас теперь новый папа!». Слов каких-то особенных не нашлось, кроме: «Посмотрим, как он будет работать и тогда..» Не мог же министр громко сказать правду: во-первых, голос от природы негромкий. Во-вторых, думал – не поймут цирковые его слов про то, что ярлык на княжение уже выписан и вручен.

«Шли годы. Смеркалось.»
Стратегический план захвата последовательно выполнялся, да, собственно, и продолжает быть актуальным. Росгосцирк, как и было задумано, быстро оказался подведомственен Департаменту управления имуществом и инвестиционной политики Министерства культуры. И очень кстати вдруг оказалось, что имущественные права на активы Росгосцирка не были толком оформлены.

Для прежних директоров цирков была проведена совсем левая специальная аттестация. Вот представьте: приезжают незнакомые нецирковые люди и строго спрашивают: «А вот скажите, не раздумывая, что у каждого из нас в голове? Ага! Не знаете! Снимаем вас с должности. А будете жаловаться – заведем уголовное дело о том, что вы голубям просо насыпаете не из ведра, а пластмассовым совком». Вот так все просто. Под шумок Гаглоев расправился со всеми, кто когда-то его обижал. Тоже просто и понятно.

Когда раздался ропот из разных отделов Управления: стали напоминать о себе какие-то спецы по зарубежным гастролям, прокату, подготовке кадров – вымел их практически в одночасье, благо свободных людей среди друзей, знакомых и родственников оказалось предостаточно. В ход пошли поговорки про то, что незаменимых нет и свято место пустовать не будет.
Теперь в здании на Пушечной всё очень хорошо: тихонько сидят экономисты и бухгалтеры, чья работа заключается в обслуживании не только гешефта Вадима Черменовича, но и аффилированных ему компаний.

Спрашивается, почему ещё не продано это лакомое здание в самом, что ни на есть центре Москвы? Ставьте на реконструкцию, а потом потихоньку на продажу. А дело вот в чём. Господин Мединский понимает, что цирк совсем отменить нельзя. Хотя и хочется, но нельзя. Ибо он числится неотъемлемой частью государства. И он расписывался при получении своего мандата в ведомости: театров, библиотек, музеев – столько-то, «Росгосцирк» – 1 штука. Вдруг потом спросят. Надо, чтобы был.

Бывают флоты, которые не выходят в море, но кормят при этом большое количество людей: адмиралы – есть, матросы тоже, даже корабли у причалов покачиваются. И главное – есть строчка в бюджете государства.
Любую отрасль можно привести к такому состоянию. С точки зрения бюрократии это идеально. Управлять выгодно и спокойно.

То, что от Гаглоева ушли со скандалами ведущие артисты – да, ерунда!
Дойная-то корова не они, а государство!
Все деньги стекаются на единый счёт? Правильно. В бизнесе это называется «пул». Очень удобно перераспределять любые денежные поступления от тех, кто работает, к тем, кто этим счетом управляет.

Гаглоев с Мединским часто мелькают на экранах и хвалятся сомнительными достижениями. Для них это способ поднять свой статус. Приём такой и возможность держаться на плаву. Если сто раз показать одно и то же лицо, то все, наконец, будут знать, кто главный министр и кто главный в цирке. Да и как же их не запомнить, если песня всегда, хоть и красивая, но всегда одна:
«А без меня, а без меня
И солнце б утром не вставало,
И солнце б утром не вставало,
Когда бы не было меня!»

Что касается ремонтов и реконструкций. Скажите, ну вот зачем Вадиму Черменовичу вкладывать деньги в какие-то общежития для артистов? Не ему же там жить, право. Вот выделено государством, к примеру, 30 миллионов. Значит, надо вложить от силы три. Если и всё остальное вбухать, то это, простите, уже будет личная недополученная прибыль.
А если отремонтированное через месяц посыплется, то это будет чья проблема? Правильно. Наша с вами. То есть налогоплательщиков. Составится акт, что было точечное землетрясение, к примеру, в Иваново, в ночь с 29 на 30 февраля и все. Хоп! И здание опять остро нуждается в ремонте.

Думаете – с цирковыми премиями полный идиотизм? И тут ошибаетесь. Ничего случайного. К примеру, придумывается премия. Что выгодно записать в формулировке целей? Конечно «поиск молодых российских талантов». Под такую вкусную тему насыплет денежек не только государство, но и региональные власти, какие-нибудь спонсоры, которые по отчетам пройдут как инвесторы. И тут же, под предлогом поиска российских талантов, зазываются на премию цирковые со всего света. Приятнее же вручать награды им, заграничным.

Много ли российских звезд открыто на этих фестивалях и работает ни в чём не нуждаясь эти два года? Назовите. Если сможете. В квадратных цирках имени Гаглоева новые имена не выживут, либо обтешутся под квадраты и станут неинтересны. Многочисленные поездки Гаглоева  на международные фестивали тоже в духе их логики. Немного посидеть, провести фотосессию, дальше – личное время.

Чего, спрашивается, приезжали? А так, отметиться. Лицом поторговать.
Раньше считалось, что цирковой фестиваль – это биржа труда. И понравившийся номер подхватывали заграничные импрессарио и наши прокатчики. А вот тут господин Гаглоев вдруг топнул ногой и уперся. Порочная, мол, практика! Амуров и зефиров поодиночке распродавать не стану! Только в комплекте с готовым спектаклем. А когда спектакль будет – неведомо. И не причитайте, что век у цирковых на манеже короткий, это неважно. Можно вообще работать до глубокой старости. Не верите? Вот мы вам Олега Попова выпустим на публику. Ему уже 85, а выглядит как огурчик. Ага, только …опка горькая.

Любое мероприятие Росгосцирка обязано работать только на его, Гаглоева, имидж: ведь главное постоянно вручать в свете софитов чего-нибудь. Кому и за что – неважно. Важны костюмы, галстуки, медийные лица, много прессы. Один из законов Мерфи так и гласит: «Если всё идет плохо, не отчаивайтесь, может, со стороны это очень хорошо смотрится.»
То, что происходит на самом деле – знает пара тысяч людей в стране. А смотреть трансляции или читать репортажи могут миллионы. Счет 1001 в пользу Гаглоева и его «крыши».

Было бы ошибкой считать, что Мединский назначил Гаглоева для блага страны, цирка и зрителей. Это то же самое, что думать, будто бы магазин торгует для удовлетворения потребностей покупателя, а не для извлечения прибыли его владельцем. Мединский сделал абсолютно логичную вещь – обеспечил себя подпоркой снизу. Человек, поставленный «на культуру», просто не мог не расставить везде своих вассалов-конфидентов. И совершенно неинтересно Мединскому, что происходит сегодня в цирковом сообществе. Тут не годятся критерии оценки «хорошо» и «плохо». Просто в чиновники такого уровня попадают люди, прошедшие спецотбор и тесты на пригодность к должности. Ненужные эмоции у них просто заблокированы. Помните: «Стыдно, но очень вкусно!» Поэтому и не злится, когда слышит неудобные вопросы. Просто виртуозно меняет тему.

Сегодня Вадим Черменович и Владимир Ростиславович последовательно ведут Росгосцирк к состоянию российского футбола. Пока они хорошо живут за счет госдотаций, по большому счету все равно, что именно провалится в прокате – история с Поповым или Папессой Иоанной. И совсем уж не имеет значения, что какой-то спектакль ездит по просторам России с десяток лет. Знаете, как рождается теперь новое под руководством Вадима Черменовича? Для всей труппы закупаются шнурки (взамен истрепанных), перешиваются новые блестки, взамен осыпавшихся еще тогда, когда деревья были большими. В бумагах меняется название спектакля – и вот оно, оптимизированное искусство!

Ведь для Гаглоева что важно? А как в песне: «Сегодня не личное главное, а сводки рабочего дня!». Пусть весь мир обвиняет в чём угодно: и что артистов не уважает, и что чижика съел. Главное, чтобы был доволен министр. Главное, не утратить его доверия.

Потому что доступ к государственному крану все-таки у министра. А ну, как осерчает вдруг и отправит на эту самую самоокупаемость? Любой коммерсант отвечает за свои ошибки в бизнесе кошельком. А Гаглоев – ничем. Отвечаем мы с вами. Каждый, кто живёт в стране. Ибо мы складываем по рублику-копеечке этот самый госбюджет.

Если помните, то громкий разговор про самоокупаемость начинал в стране еще М.С. Горбачёв. Вместе с темами про перестройку и ускорение. А ведь самоокупаемость это не прибыль. Это способ дележа вершков и корешков. Когда с руководителя не спрашивают отчет за финансовые потери его подчиненных. Помните анекдот: солдату дают автомат и он исчезает из части на три месяца. Является, его спрашивают:
– Чего за едой не приходил, за денежным довольствием?
– А я думал – дали автомат и вертись как хочешь!
Самоокупаемость – это даже когда автомата не дают. Тем-то и нравился процесс Горбачеву. Да, и, собственно, это такое ритуальное заклинание в нашей стране последние 30 лет. К повседневной жизнедеятельности, тем более циркового хозяйства, это никакого отношения не имеет.

Вадим Черменович вывел свой вариант ритуала: обыкновенный рэкет. Пример из проката: если спектакль успешен, то в прокатные бумаги вписывается свой смотрящий-прокатчик, который гордо уезжает с хорошими деньгами. Если провален, то бумаги переписываются и долги цепляются на цирк. То, что в последние годы стоило миллион, вдруг на ровном месте превращается в 7-9. Почему? Да просто потому, что это и есть самоокупаемость по-гаглоевски. Нормальное княжеское полюдье времён Киевской Руси: когда князь ездил, останавливался где хотел и все обязаны были нести ему дань.

Громко заявлял Гаглоев о частно-государственном партнёрстве. А что, кто-то ждал чётких правил? Прозрачности? Нельзя быть такими наивными! Правила будут стеснять прихотливый полёт мыслей наших деловых людей. Ведь их благосостояние проистекает из системы личных связей. Слава Богу, признал недавно – фигня все это, бестолковые придумки.

Приходится слышать, что Росгосцирку сегодня обязательно нужен совет артистов. Зачем? Они же будут говорить какие-то неудобные вещи. При них можно остро чувствовать себя чужим и непрофессионалом. Только не надо думать, что Гаглоев чего-то боится. К примеру, осуждения цирковой общественности. Ну, право, же: «Вы, читатель, делаете мне смешно!»

А зачем ему реальные хлопоты с подготовкой новых кадров? С яркими личностями трудно справляться. Они на всё имеют своё мнение и даже могут сурово спросить: «Ты-то кто без нас?». А теперь уже даже непонятно кто в перспективе реально может учить новые поколения и чему? Один коринфский тиран, живущий ещё до нашей эры, послал спросить у другого тирана Фразибула о лучших способах правления. Тот на глазах у посла тростью посбивал в поле колосья, поднявшиеся выше других, и отпустил посла, ничего не сказав.

К чему я? Секрет, он вот в чём: для управления чем-нибудь важна однородная масса. Над ней – надсмотрщики. Всё, что высовывается – долой!

И Гаглоев, и Мединский не желают какого-то особенного зла. Просто хотят хорошо жить на государственные деньги. Согласитесь, маржа от комплектования библиотеки в Березовке и реконструкции 158 (цифра от Вадима Черменовича!) объектов циркового хозяйства немножко разная.

Плохо реконструируют, плохо ремонтируют? Зато дают своим аффилированным фирмам заработать. Да и хомяка всегда можно провести по бумагам как слона. Всё же зависит от того, в каких отношениях проверяющие органы с этими фирмами. Ведь и внутри фискалов свои течения, свои кланы, своя борьба. Кстати, тема с реконструкциями- ремонтами неплохо смотрится в отчётах, можно с пафосом докладывать о достижениях на разных уровнях. Плюс широкие гуляния в честь открытия. Что перевесит: все эти радости или тёплый туалет для артиста?

Знаете почему о техническом оснащении цирков (даже новых или реконструируемых) речи нет? Потому что одни хлопоты от этих умников, работающих со светом, звуком и прочими современными ноу-хау. Сплошная критика и подрыв авторитета. Лучше без них. По старинке. Сорок лет здание цирка так стояло? Покрасим сидения – будет как новое! Если коммерсант имеет возможность зарабатывать, не вкладывая, он непременно так и сделает. Без вариантов!

Зачем Гаглоеву на самом деле радеть за цирк? Он просто делает его удобным для себя. Результат налицо: оппозиция уже практически придавлена и сидит с фигой в кармане. Мединского все устраивает. Не можешь сделать чего-то нового – сделай видимость этого нового. Ему ли, профессиональному пиарщику, не владеть технологиями отведения глаз? Упрекать его за бездействие – всё равно, что мягко журить волка за то, что он режет овец.

Для наслаждения жизнью им нужен управляемый и на 100 % предсказуемый процесс. А такая установка рано или поздно приводит к антагонизму с творчеством. Значит, творческую составляющую надо исключить из цирка совсем. Отсюда и номер с назначением на должность творческого зама Гии Эрадзе под девизом: «Умри все живое!».

Конечно, если паста выдавлена из тюбика, запихнуть её внутрь задача не из легких.
Понять противника – не значит простить его. Но значит сделать первый шаг к победе.
Самолеты «Стелс» не любят быть обнаруженными. А, между тем, караул – устал!

(Продолжение следует)


Александр Косых


Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA