Кто придумал новый жанр?!
Кто придумал паровоз – Стефенсон. Кто написал “Остров сокровищ” – Стивенсон. А кто придумал новый жанр? Вот это действительно, вопрос!

Пожалуй, нет более традиционного вида искусства, чем цирк. Кажется, все, что мы видим на манеже, было создано много-много лет назад, неизменно и вечно, как само цирковое искусство. Нередко сегодня создаются новые эффектные трюки при использовании современного оборудования. Иногда вес такого реквизита измеряется тоннами. Как было бы скучно и неинтересно, если бы на сцене все решалось только с помощью сложной техники.
Пожалуй, нет более традиционного вида искусства, чем цирк. Кажется, все, что мы видим на манеже, было создано много-много лет назад, неизменно и вечно, как само цирковое искусство. Нередко сегодня создаются новые эффектные трюки при использовании современного оборудования. Иногда вес такого реквизита измеряется тоннами. Как было бы скучно и неинтересно, если бы на сцене все решалось только с помощью сложной техники. Трюк ценен именно мастерством артиста, его талантом, а не количеством и качеством реквизита. Настоящий цирк – это проявление невероятных физических возможностей артиста, который творит невозможное. При минимуме используемых предметов предполагается яркая демонстрация, интересные образы. Сегодня есть номера, ставшие фактически дежурными на манеже, которые присутствуют почти в каждой программе, ежедневной или фестивальной, реквизит используется в них простой и бесхитростный. Без них трудно представить себе цирк сегодня. И вместе с тем, некоторые являются относительно современными, выведенными на ковер совсем недавно, всего-то около пятидесяти лет назад. Когда каждый новый номер только появлялся, газеты того времени взрывались восторженными публикациями – родился новый жанр! Фактически, это была революция в цирке, тихая, маленькая, но все же революция. И как костер в лесу – искры летят в разные стороны, какие-то гаснут, из других разгорается другой огонь. Так и новый жанр подхватывают, артисты разных стран начинают создавать что-то свое, похожее на оригинал, но в тоже время отличное и со своей изюминкой. Годы идут, любые события понемногу забываются. Люди, подарившие замечательные нововведения, к сожалению, известны сегодня только узкому кругу лиц, в основном артистам, и то, далеко не всем. Поэтому, очень важно напомнить историю, рассказав читателям, кто на самом деле стоял у истоков создания нового жанра, кто с нуля ставил все трюки. В настоящее время на манеже есть три таких номера: “русская палка”, “скакалки” и “хула-хуп”. Это открытия для мирового цирка! Уважающий себя человек должен знать историю своей страны. Так же, артист и зритель, приходящий в цирк должен быть в курсе истории манежа.

Итак, мы начинаем, маэстро, туш! Москва, Цирк на Цветном бульваре. Шпрехшталмейстер объявляет: “Икарийские игры”, режиссер Виктор Львович Плинер!”, выбегает группа акробатов, среди них – маленький ребенок. Зрители спорят, кто это, мальчик или девочка?! Споры заканчиваются, как только начинается номер, зал замирает, у всех просто дух захватывает. Уходит ребенок с арены с огромной охапкой цветов, такой огромной, что малышку из-за нее не видно. А самый дотошный зритель позже узнает: юную артистку зовут Ирина Шестуа. Ей всего пять лет, на манеже она с детства, ведь девочка из цирковой семьи. После “Игр” были “Акробаты-прыгуны” под руководством Алексеева. Именно там она встретилась со своим партнером, Борисом Исаевым, именно там началась история, которую мы хотим рассказать. В цирковом училище работал Николай Лаврентьевич Степанов, хороший знакомый семьи Шестуа. Однажды он пришел в гости, и за вечерним чаем, предложил: “Есть очень интересная задумка, акробат на шестах, номер идеально подойдет для Ирины, для ее физических возможностей”.

Идея полностью была его, что должны делать акробаты, какими должны быть длина и материал для шестов. В работе использовались один и два шеста. “Нижние” должны были держать “палки” не на плечах, а в руках, что важно. Это очень усложняло работу, потому что здесь все держалось только на работе партнеров, на их техничности, высоте бросков. Фактически, это вольтижная акробатика со всеми ее элементами, перенесенная на шесты, тем самым номер и был интересен. Чрезвычайно трудно было подобрать материал, такой, который бы давал достаточную амортизацию. Привлечены были космические технологии, за дюралюминием поехали на авиационный завод. Степанов подал только идею, а режиссером стал Рудольф Александрович Грилье. В партнеры пригласили братьев Бориса и Валентина Исаевых. Вечером представления, с утра репетиции нового номера, в конце 1957 года состоялся его официальный выпуск. Случилось это в Омском цирке на новогодних елках. К сожалению, режиссеру Р.А. Грилье пришлось уехать незадолго до выпуска и его имя не было указано в программке. Но мы отдаем должное этому человеку, ведь благодаря ему появился на свет номер “Акробаты на копьях”. Тогда он назывался именно так. Уже через год номер был в Москве. Цирк на Цветном бульваре, новогодние елки, правительственные концерты в Колонном зале. Далее начались зарубежные гастроли – высшая степень признания того времени.

Номер вызывал всеобщее восхищение, настолько он был настолько яркий и новаторский. Газеты Советского Союза писали с восторгом: родился новый жанр! За рубежом “Копья” окрестили “Русской палкой”. По всему миру номер начали копировать, однако того уровня сложности и мастерства, пожалуй, не было. Ирина Шестуа была лучшей в своем жанре. И этот жанр она создала сама! У нее был свой собственный “фирменный” стиль. Трюк с букетом цветов до сих пор называют уникальным. Родился он случайно, когда подаренный зрителем букет она не отдала униформисту, а продолжила работать, не выпуская цветы из рук. И опустилась после прыжка на узенький шест в одну руку, при этом элегантно держа букет в другой, как на светском приеме. Вообще, нужно сказать, кроме талантливого исполнения номер отличало великолепное чувство стиля. Костюмы, музыка, все это эффектно дополняло трюки потрясающей сложности! Согласитесь, что талантливых акробатов в цирке много, а ярких и зрелищных номеров гораздо меньше. С 1960 года партнерами красавицы Ирины стали братья Асатурян, номер исполнялся под классическую музыку, партнеры в черных фраках. Как это было красиво! Кинематограф не остался в стороне – номер запечатлен на пленку. Ирина снялась в главной роли в кинофильме с Леонидом Енгибаровым в фильме “Путь на арену” (1963 г.), потом сняли продолжение “Ожерелье для моей любимой”.

Благодаря своей потрясающей энергии, Ирина Шестуа проработала в цирке сорок пять лет, ушла с манежа в 1993 году. Оставить цирк совсем она не смогла, ее приглашают в цирковое училище на экзамены. Однажды у форганга ей показали ее шесты, которые до сих пор стоят и ждут новых героев. Могут и не дождаться. Материалы сейчас совершенно другие, фиберглас дает невероятный люфт, что облегчает работу “нижних”, построение трюков идет за счет высоты броска.

Ирина Владимировна лично фиксировала в документах первое сальто-мортале в четыре оборота. Номер развивается, он не стал хуже, он стал другим. Эволюция неизбежна. Возможно, что-то артисты пытаются упростить. Например, первоначально солистка работала на шесте постоянно, как на канате, с которого просто невозможно сойти. Теперь нередко можно увидеть исполнение трюка, затем артист сходит с шеста, снова трюк, и снова передышка. Важно, чтобы номер не стал со временем хуже, чтобы появлялись новые нюансы, трюки становились более сложными и яркими.

Одесса, 1961 год. Где еще, как не на берегу моря мог родиться такой искрометный, веселый и романтичный жанр “Хула-хупы”. В те годы обручи крутили многие женщины, заботясь о своей фигуре. На городском пляже хрупкая девочка двенадцати лет крутит обруч, не зная, какая интересная жизнь ей предстоит. Не зная, что будущее ее будет неразрывно связано как раз с этим обручем. Зовут девочку Оксана Костюк. Ее всегда привлекали огни манежа, она мечтала оказаться в волшебном мире цирка. Поэтому она пошла в цирковую студию, первую на Украине, организатором и руководителем которой был Валерий Кузнецов. Все, что мог, он старался делать для своих учеников. Учил их не только цирковому искусству, он учил их жизни. Кроме занятий акробатикой, были походы в Оперный театр, на яхте все вместе ходили по Дунаю.

Кузнецов – самоучка во всем, учителем для него стал его талант. Поступая в цирковое училище, он уже владел многими акробатическими навыками, освоив их на пляже и Соборной площади Одессы. Поработав акробатом, создал первый на Украине театр зверей, занимался дрессурой. Писал рассказы для себя (сегодня их печатают в Одесских газетах и журналах). Тринадцать лет дирижировал маленьким оркестром и сочинял музыку, не имея музыкального образования. Построил пять яхт без единого чертежа, следуя только своей интуиции, шестую собирается строить будущим летом. Знает основы морского дела так хорошо, что в свое время ушел в рейс капитаном судна. Дальше была совсем пиратская история: на судне был контрабандный груз, в Италии капитан Кузнецов угодил в тюрьму. Но тяжелые испытания творческому человеку не мешают. Там, где люди иногда теряют волю к жизни, Кузнецов написал удивительную мессу, посвященную открытию церкви при тюрьме. И после исполнения мессы в храме, это произведение исполняли на всех перекрестках города Мессины. Приключения, достойные романа и отдельного описания.

Но вернемся в Одессу. Там, на берегу моря встретились два творческих человека: маленькая талантливая девочка и бывший акробат, а ныне режиссер и педагог цирковой студии. Идею номера “Хула-хуп” Кузнецову подсказала другая девочка, которую он увидел на экране кинозала. Шел фильм “Америка глазами французов”, девочка крутила обруч, он соскальзывал на землю, но девочка легко подбрасывала его ногой наверх и крутила снова. И тогда Валерия осенило – ведь это же начало номера! Продумать и добавить акробатические элементы, взять еще обручи! Задумка режиссера легла на физические данные Оксаны Костюк, гибкость и пластичность девушки подходили просто идеально. Номер был создан всего за несколько месяцев. Кузнецов поставил танец, придумал ряд трюков, акробатику, и в результате появились “Хула-хупы”. До этого на манеже и эстраде ничего подобного никогда не было. Кузнецов постоянно искал новые движения, например, когда девочка крутит обруч на руке, опускается в “мостик”, или крутит на шее, садится на шпагат. Когда обруч с талии Оксаны опустился на уровень колен, режиссер сказал: “Не останавливайся, крути!” И она закрутила. Закрутила обруч на всю жизнь, а жизнь закрутила ее. Оксана Костюк ушла из цирковой студии, работала она тогда с двумя обручами. Творческие пути Оксаны и Валерия Кузнецова разошлись. Встретились они только в 2006 году. После ее ухода, режиссер ставил номер “Хула-хуп” другим своим ученицам. Кстати, в нашем с ним разговоре он особо отметил талант и целеустремленность Оксаны. Финал ее номера тогда был незамысловатый, всего четыре обруча, она просто опустила их на сцену, сделала арабский переворот – и на поклон. Зал ревел от восторга! Под гром аплодисментов на сцену с громадными темно-вишневыми гладиолусами вышел Владимир Высоцкий. Эти гладиолусы Оксана Костюк запомнила на всю свою жизнь.

После конкурса поступило приглашение работать в Одесской филармонии. Там Оксану выдвинули для участия в IV Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. Руководитель филармонии, Астраханов, был настолько уверен в таланте артистки, что готов был компенсировать все расходы, если девушка не поднимется на пьедестал почета. Она работала дни напролет, иногда вставала ночью, выходила во двор и крутила обруч. Постоянно искала новые элементы. Незадолго до отъезда в Москву появился финальный трюк, “бочка”. “Нет финала”, – постоянно твердил артистке Астраханов. Именно он предложил артистке взять много обручей, гораздо больше, чем она крутила до этого. А когда они расходились в “юбку”, он посоветовал их связать. Так, с помощью раскаленной спицы и мотка прочной лески появился трюк “бочка”. Масса обручей опоясывает артистку от шеи до щиколоток, зрелищно и очень эффектно.

Оксана стала на конкурсе третьей, для юной девушки это была оглушительная победа. Кстати, на том же фестивале лауреатами стали Роман Карцев, Михаил Жванецкий, Евгений Петросян, Лев Лещенко. Через год после фестиваля номер с хула-хупами появился на манеже московского цирка. Несомненно, он отличался, упор был сделан больше на женскую привлекательность, нежели на сложность исполнения. Оксану Костюк пригласили работать в Германию, она согласилась, не задумываясь. Со временем в ее активе появился другой интересный трюк: на каждой руке два обруча, которые вращаются в разные стороны, а пятый обруч поднимается с пола. За границей у Оксаны была насыщенная жизнь, однако, через много лет она пожалела о своем решении. Творческие планы осуществились не все, да и публика на Родине успела подзабыть артистку. Номеру “Хула-хупы” повезло гораздо больше, он постепенно разошелся по миру, стал “дежурным блюдом” практически каждой цирковой программы. Так на берегу Черного моря творческий союз двух ярких и талантливых личностей подарил миру замечательное зрелище – номер “Хула-хупы”.

На другом конце страны, в городе Мурманске бредил цирком юноша Валерий Акишин. Начинал он простым униформистом в Батуми, в московском шапито, в Пензенском цирке. Его приглашали стать ассистентом номера, тогда пришлось бы гастролировать с одной программой. Но Валерий же хотел увидеть как можно больше. Только так, считал он, можно было научиться основам циркового искусства. Два года службы униформистом стали для него своеобразной академией. Обучение не прошло даром – Акишина вместе с другом пригласили в Ташкентскую труппу “Цирк на сцене”, работать клоунаду. Но Валерию всегда хотелось достичь большего. Он поступил в творческую мастерскую клоунских жанров при цирке на Цветном бульваре. И это при конкурсе в сто человек на место! Правда, будущего артиста отчислили за “профнепригодность” после года учебы. Вот это был удар по самолюбию! Пришлось возвращаться в родной город ни с чем.

Все что не убивает, делает нас сильнее – закон жизни. Валерий организовал при доме культуры цирковую студию, которая впоследствии выросла в народный цирк “Арлекино”. Студия, пожалуй, громко сказано. Поначалу располагались они в коридоре, все помещения были уже заняты. Да-да, из коридора Дома культуры в мир цирка начали свой поход “Веселые скакалки”. Номер родился случайно, жизнь подсказала, как из ничего конфету сделать. Новые идеи буквально витают в воздухе, точнее на свежем воздухе, а если быть совсем точным, на улице. Кто из девчонок в детстве не прыгал во дворе через скакалки? В цирке скакалки использовались для отдельного трюка. Но как самостоятельный номер из нескольких скакалок первым на эстраду, а позднее на манеж вынес Валерий Акишин. Он увидел на представлении как клоунская группа “Шутки в сторону” перетягивала вместе со зрителями канат, и все артисты прыгали через него, выполняя пару несложных трюков. Вот оно – минимум реквизита, максимум возможностей для фантазии. Вот она, интрига! Кстати, с самим реквизитом была особая история. Обыкновенные веревки смотрелись буднично, а наклеенные блестки осыпались моментально. Акишину в голову пришла “гениальная” мысль – нанизать на веревку предварительно раскрашенные пробки от шампанского. Не все блестящие идеи воплощаются в жизнь, пробки на канате оказались грозным “орудием”, тот, кто не успевал перепрыгнуть, получал на память основательный синяк. С одной стороны, в таких условиях все запрыгают как миленькие, с другой, артистов надо беречь. Выход нашли в магазине “Детский мир”, легкими и прочными оказались пластиковые игрушки. Теперь можно было и трюки искать. В самом начале их подготовили только шесть, впоследствии число трюков доходило до пятидесяти.

Коридор в Доме культуры труппа Акишина сменила на Ташкентский “Цирк на сцене”. Юрий Розенберг, один из лучших цирковых администраторов Советского Союза, посмотрев выступление труппы, сказал: “Скакалки” достойны сцены Дворца Съездов”. Уровень мастерства артистов заметили и оценили по достоинству. Труппа Акишина стала, чуть ли не единственной из “Цирка на сцене”, которую пригласили в программу Союзгосцирка, а потом еще отправили в зарубежные гастроли, в Японию. Постепенно номер стал набирать обороты. Успех был грандиозный. “Скакалки” стали, что называется, “валютным” номером. А вот то, что он стал еще и началом нового жанра, это определило только время.

На манеже Цирка на проспекте Вернадского проходил художественный совет, на котором присутствовали мастера Цирка – Ю.В. Никулин, В.А. Волжанский, О.К. Попов, И.Н. Бугримова, С.А. Каштелян. Олег Попов отметил, что появилось нечто новое по стилю, по реквизиту. Юрий Никулин сказал, что просто не представлял, какой уникальный номер может получиться с простыми скакалками, которые он видел в своем дворе ежедневно. Каштелян в то время уже являлся признанным мэтром цирка. Одним своим словом он мог перечеркнуть мнение всей комиссии. И когда ведущие артисты посмотрели номер и выразили одобрение, Каштелян сказал: “Позвольте пару слов. Я бы тоже в свое время восторгался самолетом У-2, если бы не видел ТУ-104. Мне удалось посмотреть настоящий номер со скакалками, там демонстрировали уникальные трюки, просто класс! То, что все мы сейчас наблюдали на манеже сегодня, это разминка по сравнению с тем, что я видел до этого. Ребята были, кажется, из Архангельска”. И тут Акишин понимает, что Мэтр говорит именно об их “Скакалках”, они вместе работали много лет во Дворце Съездов! Когда он напомнил Каштеляну про сотрудничество, тот задумался: “Да, действительно, это были именно вы”! И тогда В.А. Козлов, в то время главный редактор журнала “Советская эстрада и цирк”, спросил: “Скажите, я правильно понял, этот коллектив – ассы? И У-2 и ТУ-104?”

В 1987 году на II Всесоюзном конкурсе циркового искусства “Веселые скакалки” получили первую премию, как и “Подкидные доски”, коллектив под руководством Вячеслава Черниевского. Мир цирка загудел, как разворошенный муравейник. Ведь у Черниевского трюки невероятной сложности. Сейчас номер немного изменился, а в то время по манежу ходил бык с площадкой на спине, на ней стояла колонна из двух акробатов, а с подкидной доски на колонну приходил третий! А первое место поделили с “какими-то” скакалками! Однако когда через скакалку прыгает пирамида из четырех человек, зал замирает! Трюк, достойный книги рекордов Гиннеса, никто в мире до сих пор так и не смог повторить его. Газеты зачарованно твердили – новый номер, новый жанр. А потом “Скакалки” приняли лучшие площадки Москвы – Лужники, концертный зал “Россия”. Однажды во Дворце Съездов собрали двенадцать лучших номеров цирка, представление проводилось для первого человека страны – Михаила Горбачева. Скакалки стали топовым, лучшим из всех номеров! На фестивале в Монте-Карло труппа Валерия Акишина получила три приза: “Серебряного клоуна”, приз “За художественное оформление” – стилизованные под “хохлому” костюмы сразили жюри, а специальный приз от княжества Монако лично вручил Князь Ренье III. Вот так профессионализм артистов признала пожалуй самая избалованная публика и самое строгое жюри в мировом цирке. Неудивительно, что после реконструкции Цирка на Цветном бульваре первыми на манеж вышли именно “Веселые скакалки”. Они открывали новый этап в жизни Старого Цирка и несли новое веяние миру цирка.

Все новое – это хорошо забытое старое, но можно ли это старое забыть? Тем более, если прошло не так много лет. Люди, создававшие новый жанр, подчас неповторимые трюки, заслуживают гораздо больше, чем пара строк в энциклопедии. Необходимо помнить, как начинался современный цирк, чьи идеи и труд дали основу многим номерам мирового цирка. Без них манеж был бы немного скучнее. Ведь самое главное то, что зритель – наиважнейший гость! Это главный закон Цирка.

А. Гордеева

№ 12, 2008 г.

При перепечатке ссылка обязательна

Ирина Владимировна Шестуа, одна их тех, кто создавал “Русские палки” (1957г.), весь номер был построен именно на ее мастерстве и таланте. Демонстрировала ряд сложных темповых прыжков на одном и двух брусьях, сальто-мортале на брусе с приходом на одну ногу (арабеск). Авторский трюк в финале – высокий взлет (курбет) и приход в стойку на одну руку, в другой держала букет цветов. Работала с братьями Исаевыми, с братьями Асатурян, с Ю. Володченковым и А. Цыганковым. Снималась в х/ф “Путь на арену”(1963), “Ожерелье для моей любимой” (1971).

Валерий Виссарионович Кузнецов, организатор первой на Украине цирковой студии, режиссер номера “Хула-хуп”.

Оксана Ильинична Костюк, артистка цирка и эстрады, сорежиссер и первая исполнительница номера “Хула-хупы”, лауреат IV Всесоюзного конкурса артистов эстрады (1970 г.).

Валерий Алексеевич Акишин, изобретатель нового направления – акробатики со скакалками. Его партнерами в разное время были: Ю.В. Акишина, Д.А. Артемьев, М.А. Колесников, М.В. Колесникова, А.В. Сенюшкин, В.В. Спирин, Т.В. Юдников, В.М. Сухопаров, А.В. Потапов, В. Берх, И. Жуков, И. Яшников.

“Веселые скакалки” состоят из акробатических прыжков через несколько одновременно вращающихся скакалок. Наиболее сложные трюки: прыгающая колонна из 3-4 человек, прыжки в положении “стойка на одной руке”, прыгающий “бутерброд” (лежащие друг на друге 4 партнера в положении “голова к ногам”), прыжки всей труппы через вращающиеся в разных направлениях шесть скакалок разной длины. Есть разные варианты этого номера – в русском стиле, в эксцентрическом. Лауреаты Всесоюзного конкурса артистов “Цирка на сцене” (1986), лауреаты всесоюзного конкурса циркового искусства (1987), Международного конкурса в Монте-Карло (1990), обладатель “Серебряного клоуна”.Описание для анонса: Кто придумал паровоз – Стефенсон. Кто написал “Остров сокровищ” – Стивенсон. А кто придумал новый жанр? Вот это действительно, вопрос!

Пожалуй, нет более традиционного вида искусства, чем цирк. Кажется, все, что мы видим на манеже, было создано много-много лет назад, неизменно и вечно, как само цирковое искусство. Нередко сегодня создаются новые эффектные трюки при использовании современного оборудования. Иногда вес такого реквизита измеряется тоннами. Как было бы скучно и неинтересно, если бы на сцене все решалось только с помощью сложной техники.

Возврат к списку

Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA